Дорогие игрушки Владимира Путина

Любовь Сергеевна Донецкая Русранд 24.01.2020 21:10 | Политика 162

Могущество России будет прирастать Сибирью и Северным океаном.
(М.В.Ломоносов)

15 января, за несколько часов до отставки, занимавший на тот момент пост премьера Д. Медведев распорядился выделить из бюджета 127 млрд рублей на строительство крупнейшего в мире атомного ледокола «Лидер». Построят его по заказу «Росатома» на дальневосточной верфи «Роснефти» «Звезда». «Лидер» будет обеспечивать круглогодичную навигацию по Северному морскому пути (далее — СМП).

Изначально предполагалось, что «Лидер» обойдется государству в 70–90 млрд рублей, потом появилась сумма почти в 100 млрд, сейчас выделено около 130 млрд рублей. Только в этом году будет подписан контракт и начнутся предпроектные работы. Учитывая, как у нас могут дорожать мегапроекты, за «время пути собачка может подрасти» до рекордов Крымского моста.

О том, что «ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока станет Северный морской путь. Наша задача — сделать его по-настоящему глобальной, конкурентной транспортной артерией», В. Путин говорил уже давно и настойчиво. Однако, как и всегда при долгосрочном планировании, у команды эффективных менеджеров постоянно что-нибудь случается непредвиденное, из-за чего средств на их проекты тратится все больше, а предполагаемые выгоды все туманнее, ну есть у них такая традиция.

Чем вообще привлекателен СМП? В идеале он должен составить конкуренцию морскому пути из Азии в Европу через Суэцкий канал. Например, путь через Суэц из Кореи в Англию имеет протяженность ок. 23 тыс. км, а та же дорога через СМП составит ок. 14 тыс. км. Считается, что это означает значительную экономию топлива, снижение стоимости фрахта судна и оплаты труда его экипажа. Кроме того, не надо платить за проход судна, стоять в очереди, да и пираты в Северном Ледовитом океане не прижились. На первый взгляд — сплошная выгода. Однако коллективный запад, прекрасно умеющий считать денежки, отнюдь за ней не ринулся.

В конце августа 2018 по СМП прошел контейнеровоз датской компании Maersk. И хотя она признала опыт успешным, но сообщила, что не рассматривает этот коридор как альтернативу другим путям. От СМП отказался крупнейший французский морской контейнерный оператор. Сомнения в целесообразности ходить по Севморпути выразили в Норвегии, от него отказались в Германии. К примеру, за десять месяцев 2017 г. по СМП прошли транзитом 28 судов, приблизительно столько проходит через Суэцкий канал за 10 часов.

Можно предположить, что западные страны назло России будут переплачивать и стоять в суэцких «пробках» себе в убыток, исключительно по политическим причинам и из чистой вредности. А может быть, кроме бросающихся в глаза выгод, существуют и прочные невыгоды, о которых путинские менеджеры либо умолчали, либо не знали, либо что-то такое слышали, но решили не принимать в расчет.

Если говорить о транзите грузов, то основным производителем и отправителем в современном мире является Китай. Если посчитать, к примеру, дистанцию между крупнейшими в мире контейнерными терминалами Шанхая и Роттердама, то она составит 8 тыс. миль по СМП или 10,5 тыс. миль через Суэцкий канал. Разница не фатальная, к тому же традиционный маршрут проходит вдоль густонаселенных территорий. По пути присутствует огромное количество крупных портов и мест разгрузки (тот же Сингапур), существенно облегчающих логистику.

При этом проход по СМП носит гораздо более высокие риски в связи с непредвиденными обстоятельствами, к которым могут относиться и длительное ожидание ледокола, и скопление айсбергов даже в период летней навигации, и проблемы с коммуникацией, и сбои в работе навигационных систем.

На большей части пути вдоль арктического побережья отсутствуют порты и населенные пункты. И зарубежных операторов в этой связи совершенно резонно волнует немаловажная проблема: кто в случае нештатной ситуации, то есть наступления страхового случая в экстремальных условиях арктической зоны (а это снова издержки, и немалые) сможет прийти на помощь? Кроме того, в настоящее время в Северном Ледовитом океане отсутствует единый правовой режим. Не существует закрепленных правовых норм арктического судоходства (ввиду отсутствия судоходства в регионе как массового явления). Имеются лишь общие рекомендации для повышения безопасности и сохранения природы Арктики.

Согласно мнению специалистов Международной морской организации (IMO), для прохода во льдах требуется дополнительная подготовка судна и его экипажа, что неминуемо влечет за собой увеличение расходов. Комплектация судна полностью закрытыми спасательными шлюпками, подготовительные курсы ледовой навигации для штурманов и т. д. Да и бесплатность транзита СМП достаточно условна, но в любом случае взимаемая плата за ледокольное обеспечение (а иначе в чем смысл предоставления прохода?) не покрывает расходов на содержание ледокольного флота. Получается что привлекательность СМП не только субъективно, в силу нестабильности российской экономики и произвольных односторонних властных решений, но и объективно невелика ввиду суровых природных условий и удаленности от районов основного производства и потребления.

А теперь немного отвлечемся от СМП и вспомним, чем вообще на нашей памяти заканчивались все долгосрочные проекты эпохи развитого путинизма, превратившиеся в дорогие, но бесполезные игрушки, тешившие самолюбие нацлидера и сказочно обогащавшие подрядчиков. Скандалы с Роскосмосом практически не затухают — и злосчастная «Ангара», и «воруют — сотнями миллионов, сотнями миллионов!». Насчет СП-2 уже все поняли, что это такая замысловатая и широко распиаренная труба, в которую тихо вылетели миллионы народных денег с экономическим эффектом «в отрицательном сегменте» для страны, но в положительном для подрядчиков.

В каком плачевном состоянии и насколько невостребованы сейчас многочисленные дорогостоящие спортивные объекты, спешно понатыканные по всей стране к мундиалю, говорить излишне — они благополучно руинизируются у всех на виду. И странно было бы предположить, что при общей неспособности руководителей российских госкорпораций мыслить дальше размера премий топ-менеджмента и неписаных условий контрактов, какая-то благоприятная участь в порядке исключения постигла бы СМП. Она и не постигла, потому что посчитать время, расстояние, скорость и расход топлива — это задачка для школьника. А вот то, что осталось за пределами понимания эффективных менеджеров, требует профессионального, взвешенного и комплексного планирования рисков и возможных выгод.

Развивать СМП безусловно необходимо, потому что это — насущный для России стратегический проект, который по своему значению для государства вполне может быть сравним с атомным или космическим проектами, это российская транспортная артерия, обеспечивающая снабжение примерно 20 миллионов населения страны, да и потребность в вывозе полезных ископаемых остается по-прежнему актуальной. Но не делать же из него игрушку, которая получается и впрямь баснословно дорогой, потому что на развитие СМП изначально планировалось потратить триллион за пять лет. И если судить по двукратному удорожанию только ледокола «Лидер», который находится пока на стадии обсуждения условий контракта между такими корпоративными монстрами как «Росатом» и «Роснефть», что уже настораживает, кое-какие суммы и сроки спрогнозировать можно с большой долей вероятности. А вот окупится ли такое вложение и если да, то когда — это еще вопрос.

Тем более, что недремлющий Китай очень живо интересуется всем, что у путинских управленцев плохо лежит (а у них все плохо лежит) и что они сами не в состоянии освоить (ну кроме отпущенных на мегапроекты бюджетных средств, тут им равных нет). И Арктики это тоже касается. В 2018 г. Китай выпустил China’s Arctic Policy — документ, в котором излагается, как именно инициатива «Один пояс — один путь» применяется к Арктике. Согласно документу Китай намерен поощрять своих разработчиков строить инфраструктуру вдоль арктических маршрутов и призывать свои судоходные компании осуществлять пробные рейсы. На что посол России в Китае Андрей Денисов заявил, что освоение СМП требует значительных усилий и инвестиций и выполнить эту задачу России в одиночку крайне сложно. И вообще, мы приветствуем китайские инвестиции. Это пусть недалекий Трамп курам на смех Гренландию покупает, деньги тратит, а мы умные, наоборот средства привлекли. Правда, как Китай осваивает российские территории и ресурсы, можно спросить жителей Сибири, они давно за этим процессом наблюдают и соврать не дадут.

Путинский менеджмент по сути в очередной раз показал, что он, мягко говоря, не самый эффективный, коль скоро за десятилетия напряженной управленческой деятельности в пользу узкого круга бенефициаров не осознал, что короткий путь — не всегда самый короткий, как бы парадоксально это не звучало.

И наивно было бы надеяться, что он уже когда-нибудь образумится и остановится в своей деструктивной деятельности, пока вволю не наиграется и все игрушки не доломает. Ну или пока у него взрослые, ответственные, настроенные на конкретный результат граждане, патриоты, профессионалы мирно и законно не отберут возможность баловаться с Россией вообще и стратегического значения проектами в частности. Уж больно дорого стали народу обходиться всякие «Лидеры» — и это конечно же в адрес ледокола замечено, а не то, что все сейчас подумали.


Автор Любовь Сергеевна Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора